Osaki
To the moon and back. ©
Чувствую себя как–то совсем не_очень. Будто меня старательно выжимали — и теперь я немногим лучше измученной тряпки.
С японским не покончено. Несколько суток в окружении текстов по японской культуре, нашпигованных непомерным количеством однообразной лексики, — и я все равно чувствую сферический вакуум в голове и вижу красивый красный ноль на весах знаний.
Экзамен разделили на две половины, следующая часть через неделю. Сегодня я вроде сдала три вида заданий из пяти, но «вроде» — потому что внутри какой–то трындец из ощущений бесполезности, безысходности, тоски, печали, вселенских трагедий и тупости, мда.
Мне уже классически не верится в то, что настанет день, когда мне не надо будет вставать и идти учить. Безысходность [2]

Зато на улице прекрасно. Черемуха пахнет так шикарно, что закачаешься. Гуляла после визита к Майечке и не нагулялась, надо было до Лагерного дойти. Смотрю каждый раз на окна бывшего (?) Килёва и думаю, почему же его закрыли, я бы хотела и этим летом работать там, в краю сумасшедшего персонала, вкусных сэндвичей, отрывающихся гостей и обалденных кальянов ранним утром в конце смены.

Хочу фисташек, смотреть разные фильмы, фруктов, чтобы не болела голова, обнимашек, репетиций и новые кеды. И ЕХО пусть выиграют, хаха, мне же нужен повод пойти колоть ухо.